Что связывало крестницу царя Николая I с Мордовией?

15 мая исполнилось 175 лет со дня рождения Александры Петровны Араповой, супруги генерал-лейтенанта Ивана Арапова.

Несмотря на блистательную офицерскую и государственную карьеру Иван Андреевич всегда сохранял привязанность к селу Воскресенская Лашма Наровчатского уезда Пензенской губернии (теперь это часть города Ковылкино в Мордовии). Там он родился и со временем сумел наладить в своём имении многоотраслевое аграрное производство, приносившее завидные доходы, организовал сельскохозяйственное торгово-промышленное товарищество, конный завод и завод по производству очищенного спирта и др. Ну, и приложил старания к тому, чтобы строившиеся тогда железнодорожные пути пролегли через здешние земли.

А его жена Александра Петровна (дочь Натальи Николаевны Пушкиной от её второго брака с генерал-майором, командиром лейб-гвардии Конного полка Петром Ланским), по мнению современников, отличалась умом образованностью и литературными талантами. Она прекрасно переводила с французского, писала очерки, романы, вела дневники. А, кроме того, светская молва уверяла, что царь Николая I, сам настоял, чтобы ему позволили быть её крёстным отцом.

После бракосочетания с Иваном Араповым фрейлина императорского двора Александра Петровна тоже обосновалась в имении супруга. Кстати, мордовский краевед Иван Дмитриевич Воронин, ещё в середине XX века изучавший родословную Араповых, выяснил, что в Воскресенской Лашме у сводной сестры Александры неоднократно гостили старшие дети Наталии Николаевны и Александра Пушкина – дочь Мария Александровна Гартунг и сын Александр Александрович Пушкин со своими наследниками.

И именно в деревенской тиши Воскресенской Лашмы Александра Петровна писала мемуары «Наталия Николаевна Пушкина-Ланская: к семейной хронике жены А.С. Пушкина». Они были опубликованы в 1907–1908 годы и сразу вызвали огромный резонанс в обществе. Ими интересовался Лев Толстой, и многие пушкиноведы в своих исследованиях до сих пор ссылаются на воспоминания Александры Араповой, обнародовавшей любопытные подробности о взаимоотношениях поэта с женой и роковом вмешательстве в их судьбу Дантеса.

Правда, самой Александре едва исполнилось 18 лет, когда скончалась её матушка. Поэтому мемуары она писала, основываясь не только на собственных знаниях и юношеских воспоминаниях, но, используя факты, пересказанные няней, истории семейных преданий, материалы из обширнейшей переписки поэта с женой, друзьями и знакомыми.

По сведениям заведующей историческим отделом Республиканского краеведческого музея им. И.Д. Воронина Светланы Телиной, Александра Петровна бережно хранила семейные реликвии, в том числе, жестяную настольную масляную лампу А.С. Пушкина. Правда, позже ценные фамильные реликвии из имения Араповых перекочевали за пределы Мордовии. Обширный архив Александры Петровны (среди документов и личная переписка Н.Н. Пушкиной) сейчас хранится в рукописном отделе Пушкинского дома.

Хотя о прогрессивном помещике Арапове, который оказался не просто блестящим хозяйственником, но и открыл дорогу в большое искусство и к всемирной славе выдающемуся живописцу Федоту Сычкову, земляки-современники не забывают.

Мила МЕЛЬНИКОВА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *