Чтобы не было войны!

Есть люди, подобные книгам. Одни из них – сборники рассказов, вторые – собрания добрых сказок, третьи – настоящие энциклопедии. Мне посчастливилось быть знакомой с такими людьми. Они оставили тепло в сердце, воспоминания о них навевают легкую грусть и улыбку.

Люди-учителя

Первый из таких людей – Владимир Григорьевич Аникин, человек-Писание, обладающий невероятной житейской мудростью. Этот седовласый, уважаемый всеми мужчина долгие годы был директором и преподавал физику в моей родной Шишкеевской школе. На пальцах объяснял нам сложнейшие темы, пользуясь простыми примерами. За глаза ученики называли его Шеф. Он много курил, а иногда из кладовки, где хранились раздаточный материал, оборудование для уроков, выходил не просто густой клуб сигаретного дыма, но ещё звучала и музыка. Владимир Григорьевич в хорошем настроении играл на аккордеоне. Мы любили нашего Шефа. Владимир Григорьевич был больше, чем просто учитель. Помимо освоения школьной программы, мы раскрыв рты слушали рассказы о послевоенном детстве, которое Владимир Григорьевич провел в Германии, узнавали историю родного села, которую Шеф знал безупречно. Нет-нет, речь идет не о датах и персоналиях. Он вспоминал, как в Шишкееве зажглась первая лампочка, появился первый мотоцикл и многое другое. Нам очень повезло – Владимир Григорьевич был с нами до последнего класса. Напутствуя нас в день выпускного, он произнес очень много добрых слов, а завершая свою речь, подчеркнул: «Какое же счастье, что кончилась война и мы живем в мирное время!». Учитель знал, о чем говорил. С годами эту истину поняли и мы.

У Владимира Григорьевича была сестра Галина Григорьевна Аникина, человек- учебник, энциклопедия добродетели, собрание повествований, одной из героинь которых часто становилась она сама. С этой пожилой женщиной, которая каким-то невероятным образом обычные макароны превращала в самое вкусное блюдо на земле, меня познакомила одноклассница Оксана. Галина Григорьевна была её родной бабушкой. «Бабуся» – только так с любовью её все и называли.

Я обожала бывать в гостях у бабуси. Деревенский дом в тени парка, в саду раскидистые яблони. Только стоит ступить на порог – и оказываешься в каком-то ином уютном мирке, где все сделано с любовью бабушкиными руками. Круглый стол посреди комнаты, на стене старинные часы, сервант на резных ножках, а в нем за стеклом необыкновенной красоты посуда и изысканные фарфоровые фигурки. Такое в российской деревне увидишь не- часто. Летопись появления этих маленьких шедевров я представлю вам чуть позже, а пока история, которую Галина Григорьевна хранила всю жизнь, а затем поведала своим детям. В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне рассказ о неизвестном художнике будет интересен и нужен внукам и правнукам «поколения победителей».

Благодарность

за жизнь

Отца Галины Григорьевны Ломовцевой и Владимира Григорьевича Аникина звали Григорий Степанович. Следуя избранной терминологии, могу назвать его человеком – героической повестью, а также сборником душевных народных лирических песен. Родился он в далеком 1904 году, где-то под Иркутском в деревне Ерши. Во время революции семья переехала в Шишкеево. В 1941 году Григорий Степанович Аникин был призван на фронт. В свое время он окончил педагогическое училище, считался грамотным, а потому служил в административных войсках. Руководил организацией эвакуационных госпиталей. Известно, что с 1941 по 1945 годы было сформировано более 6000 эвакогоспиталей. Именно здесь спасали жизни, принимали, размещали, оказывали специализированную медицинскую помощь раненым. Судьбы получивших ранение бойцов складывались по-разному. Один из них оставил о себе память в сердце Григория Степановича на долгие годы.

В бою на территории Польши молодой офицер Григорий Степанович Аникин вынес с поля боя раненого бойца. Тому парню было не более 20 лет. Он обнаружил его случайно и не мог поступить иначе. Сам не любил вспоминать эту историю и лишь однажды признался, что в тот момент человечность пересилила страх.

– В перерыве между налетами мы делали обход по полю боя, собирали раненых. И вдруг я слышу: «Отец, отец!» На расстоянии 100 метров от меня лежал солдатик. Ползком я устремился к нему. Успел, до очередного обстрела, – когда-то вспоминал сам Григорий Степанович.

Спасенного определили в госпиталь. С тех пор Григорий Степанович ничего не знал об этом бойце. Каково же было изумление Григория Аникина, когда в 1945 году в городе Бад-Эльстер (Германия), где офицер продолжал служить после окончания войны, появилась весточка о спасенном. Да ещё какая! Солдатик оказался учеником Ленинградской художественной школы. В госпитале по памяти, на куске обычной армейской простыни какой-то очень талантливой техникой он изобразил облик спасшего его офицера. Это была благодарность художника за жизнь. Свой подарок Н. Клейменов (именно такая подпись стояла на портрете) прислал по почте. Долгие годы Григорий Аникин берег этот кусок ткани в сундуке, никому не рассказывая о своем геройском поступке, связанном с этим портретом. Затем передал изображение внукам. Завещал беречь портрет, передавая из поколения в поколение, что они и делают. Сегодня на героический облик офицера Григория Аникина смотрят уже его правнуки и праправнуки. Память будет жить и дальше.

Григорий Степанович – настоящий герой. Он награждён орденом Красной Звезды. Когда 47-я армия Первого Украинского фронта вошла на территорию вражеской Германии и во главе с Григорием Степановичем приступила к развертыванию эвакогоспиталя в одном из сельских населенных пунктов, вероломные фашисты попытались напасть на советских солдат. Бой был принят и отражен. Григорий Степанович командовал операцией, благодаря его стойкости, воле и умению принимать верные решения в непростых ситуациях удалось избежать большого числа жертв. Погиб только один рядовой…

После окончания войны Григорий Степанович жил в уже упомянутом Бад-Эльстере. В городок из Шишкеева была «выписана» семья офицера с детьми. И вот здесь уместно вернуться к тем нашим фарфоровым фигуркам, что красовались у Галины Григорьевны в серванте. Нетрудно догадаться, что статуэтки достались ей от матери, которая привезла их из Германии. Любительница прекрасного выменяла фигурки на хлеб у немцев. Во второй половине сороковых местное население страны-захватчицы долго не могло встать на ноги. Люди выживали, как могли…Впрочем, как и миллионы семей в СССР. Повторю слова своего учителя: «Какое счастье, что мы живем в мирное время!».

Ирина Злобина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *