Родные узнали о почетной «прописке» воина спустя 75 лет после Победы

– Слушай, Колька, срочно беги по Садовке, поднимай всех, кричи: «Победа, Победа!» Возьми палку, громко стучи по всем дворам, мол, срочно всех собирают у сельмага, специальное сообщение Правительства будут зачитывать», – инструктировал 9-летнего Николая Карпунина единственный грамотный человек в деревне в ту пору – седовласый, маленького роста, горбатенький учитель Садовской школы Дмитрий Иванович Поляков. А сам еще раз натянул на свой нос треснувшие очки на шнурочке и в десятый раз прочитывал долгожданную телеграмму о капитуляции фашистской Германии, будто учил ее наизусть.

Все сельские мужики были на фронте, поэтому садовские мальчишки в Дмитрии Ивановиче видели в нем своего отца.

Население ковылкинской глубинки в ту пору было почти все неграмотным, не редкость, что против своей фамилии в документах ставили вместо подписи банальный крестик. Дмитрий Иванович читал письма родным с фронта, писал ответные. Само собой, он первым в ковылкинской Садовке знал все новости.

Вкус Победы!

В 1945 году Колька Карпунин был уже «взрослый» парень. Как-никак, девять лет от роду! К заданию учителя он отнесся с предельной ответственностью, даже не взял на его выполнение с собой младшего друга – четырехлетнего Вовку Корчиганова, который совершенно не понимал ни значения слова «Победа», ни причин суеты взрослых…

Уже через час все садовцы собрались в центре села, чтобы услышать долгожданную радость от Дмитрия Ивановича о том, что война закончена! Ликование маленькой Садовки было неописуемо. Радость была беспредельная. Но в память ныне здравствующего седовласого ветерана оперной сцены Мордовии Николая Алексеевича Карпунина навсегда врезалась и трагичная «сценка»: чуть в сторонке от радостной толпы стояли две женщины и плакали навзрыд от беспредельного горя.

А безудержно плакали в День Победы молодая мордовочка Евдокия Максимовна Корчиганова – о своем погибшем муже Николае и ее седая с ранней молодости свекровь Евдокия Антоновна, отправившая на войну четверых сыновей и получившая три похоронки. Единственный уцелевший сын-фронтовик Андрей вернулся в Садовку с фронта с тяжелым ранением руки. Слезы женщин были понятны землякам. Один только маленький Вовка не мог понять, почему все вокруг радуются, а его мама и бабушка плачут…

Мордовский богатырь

Николай Корчиганов, по воспоминаниям старожилов Садовки, отличался недюжинной силой. Силу его кулака на «масленичных» боях знали земляки. Он был высоким, широкоплечим юношей, к тому же руки у него росли, как говорят, «откуда и надобно им расти». За что не брался Николай, все у него получалось ладно да складно. Перевыполнял установленные трудовые нормативы в 2 раза. Может быть, поэтому молодого паренька и избрали единодушно колхозники в бригадиры.

Подоспела пора жениться и Николаю. В родительском доме уже жили трое его братьев с женами и детьми. Двадцать человек с невестками и детьми в одном доме! Что ж поделать, в те времена многие так на селе жили. Приглянулась Николаю скромная мордовская девушка Евдокия из Новой Сазоновки. Уже почти смеркалось, как

поехал Николай с отцом Павлом Андреевичем и братьями сватать невесту. Вопрос о женитьбе решался, как и положено было в старину, за серьезным разговором в самой избе, а молодых… выпроводили в чулан, где они впервые, можно сказать, и познакомились. Только спрыгнув с печки, едва пришедшая в себя ото сна, Евдокия впервые увидела своего суженого, и он ей сразу приглянулся.

Так бы и жили ладком и мирком Николай и Евдокия. Единственное, что их омрачало, – детки у них умирали, не прожив и несколько месяцев. Счастье улыбнулось супругам 9 марта 1941 года, когда родился их долгожданный крепыш Владимир. Нарадоваться не могли родители на свое чадо. Ведь смысл жизни появляется только с продолжением рода. И все бы хорошо, если б не было войны! Двадцатипятилетнему Николаю пришлось быть отцом всего каких-то четыре месяца.

Подвиг минометчика

Красноармеец Николай Корчиганов попал на фронт под самый «замес»: в то время, когда наши войска летом 1941 года отступали с тяжелыми боями до Москвы. Дороги Смоленщины, Брянщины и Калужской области он прошел с однополчанами достойно, изматывали противника, не дав фашистам совершить молниеносную победу и, в конечном счете, отстояли Москву. Был минометчиком артбатареи 1314 стрелкового полка.

Всего три письма получила Евдокия от своего мужа с фронта. Берегла их свято. И во всех письмах было одно и то же: «Воюем с фашистами, много мордвы-земляков служит рядом со мной. Скучать не приходится. У меня все нормально, жив-здоров, чего и вам желаю. Береги себя и сынишку! Приглядывай за родителями, помогай им. Даст Бог, увидимся!»

Не дождались красноармейца Николая Павловича Корчиганова в родной Садовке. Почти 75 лет судьба фронтовика была неизвестна родным и близким рядового минометчика. Но случилось чудо. 79-летнему сыну – Владимиру Николаевичу Корчиганову – пришло время ознакомиться с документами, на которых стоял гриф «Секретно»: «О предоставлении Центральному бюро по персональному учету потерь именных списков на военнослужащих, умерших в госпиталях в январе 1942 года, на 72 листах…» Среди этих фамилий значится и красноармеец Н.П.Корчиганов, скончавшийся от осколочных ранений в госпитале под Москвой 30 января 1942 года.

Благодаря кропотливой работе поисковиков-волонтеров (дай Бог, им здоровья за святой труд) удалось установить, что Братская могила, в которой захоронен уроженец Садовки Ковылкинского района Мордовской АССР, находится в Москве по адресу: ул. Орджоникидзе, 4. Спустя 75 лет родственники узнали о точном месте почетной московской «прописки» своего героя -фронтовика. В ближайшее время они намерены посетить братскую могилу, на стене которой железными буквами увековечено имя их деда и отца.

Олег КОРЧИГАНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *