За время войны врач-хирург Владимир Охотин спас жизни сотен тяжелораненых

За всю войну наш земляк, фронтовик Владимир Алексеевич Охотин, не сделал ни одного выстрела. Но его китель украшали боевые награды: орден Красной Звезды, орден Великой Отечественной войны II степени. Оружием Владимира Охотина были скальпель и другие медицинские инструменты. И свои ордена он заслужил по праву – спасая жизни раненых бойцов.

Непростое детство

Владимир Охотин родился 24 октября 1916 года в городе Мелекесс (сейчас это город Димитровград Ульяновской области). Грянувшая год спустя революция стала переломной для его семьи. И детство будущего военного врача было почти по-фронтовому непростым, ведь Володя родился шестым ребенком в семье священника… После 1917 года духовенство было лишено гражданских прав, детей и родственников священнослужителей везде ждали запреты и ограничения. Чтобы найти работу, братьям и сестрам Владимира пришлось разъехаться: в казахские степи, на север России, в Рыбинск. Как сына священника, Владимира не принимали в мелекесскую школу. И в 12 лет он уехал в Казахстан, в город Павлодар – к старшим сестрам. Окончив Семипалатинский сельхозтехникум, 2 года вместе с отарой овец и пастухами, едва говорящими по-русски, он буквально кочевал и работал в степях. Но Владимир мечтал стать врачом – и благодаря своему упорству и тяге к знаниям с отличием закончил Уфимский мединститут. Свой диплом он получил осенью 1941 года, а в 1942 г. был отправлен под Сталинград – в эвакогоспиталь.

Врачи под бомбежками

Свой боевой путь военный врач-хирург Владимир Охотин начал летом 1942 г., в медсанбате 58-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии, воевавшей на Воронежском фронте. Тогда он и познакомился со своей будущей женой – провизором аптеки Зоей Нестеренко. За ее плечами был год войны: выход из окружения, суровая зима 1941-42 гг. Владимир добился перевода Зои в медсанбат. Весь дальнейший боевой и жизненный путь они прошли вместе.

Медсанбат Владимира Охотина всегда разворачивался в 5-6 км от линии фронта, чтобы принимать раненых и, оказав им помощь, отправлять больных в тыловые госпитали. Не раз медсанбат попадал под обстрелы и бомбежки, однажды при отступлении Владимир получил пулевое ранение в ногу. О фронтовых буднях он писал в стихах:

«Откуда только силы брались, когда шприцом со смертью дрались, среди страданий, стонов, мук, не выпуская нож из рук…». Читаем записи в наградных листах Охотина: «В период боевых операций дивизии он несколько суток не отходил от операционного стола. Лично им сделано 245 операций тяжелейшим раненым в грудь, живот и голову… проделано 35 переливаний крови. Выезжая в полки, т. Охотиным были своевременно найдены и ликвидированы эпидимические очаги малярии и сыпного тифа». Еще одна запись – об одном из многих таких же эпизодов в его фронтовой биографии: «Под его руководством была обеспечена быстрая эвакуация с поля боя и оказание медицинской помощи раненым». В 1945 году Владимир Охотин уже командовал медсанбатом.

Вот так, оперируя, спасая от смерти и возвращая в строй бойцов, вместе с войсками Воронежского фронта медико-санитарный батальон шел в контрнаступление под Сталинградом, потом участвовал в освобождении Украины. Весну 1945 года Владимир и Зоя Охотины встретили в Германии, но потом их перебросили в Чехословакию. Там и застал супругов День Победы, 9 Мая 1945 года. Владимир Алексеевич завершил войну гвардии майором медицинской службы, военным врачом 3 ранга, а его жена Зоя Андреевна – в звании гвардии лейтенанта.

Быстрота на фронте

Опасность шла за Охотиными до последних дней войны. Вот что писал военный врач в своих мемуарах о весне 1945 года. «Как оспой изрытые бомбами и снарядами немецкие поля. Наш батальон к вечеру остановился на окраине деревни на берегу Эльбы. Деревушка была пустая. Немцы, побросав все, убежали на запад. Быстро развернув операционно-перевязочный взвод, началась напряженная работа. Раненые поступали беспрерывным потоком. Часам к трем утра… вдруг топот копыт по мостовой и связной с пакетом. Он выпалил: «На деревню движется колонна танков, прорвавшихся из окружения». Боевая тревога! Тяжелораненых укладывали в машины и повозки… Носили на носилках, шинелях, палатках и руках. Через 30-40 минут 40 носилочных и около 100 ходячих раненых бойцов вместе с медиками тронулись в путь. Едва успели добраться до леса, как показались вражеские танки. Двигались они как раз на ту деревушку, из которой мы только что выехали. Затаив дыхание, каждый из нас думал – вот она, война, вот что значит быстрота на фронте».

Баллада о войне

После войны, закончив курсы усовершенствования врачей, Владимир Охотин работал врачом-рентгенологом, медицинским судебным экспертом. Осенью 1953 года он переехал в Саранск: здесь с 1946 г. жили его сестра и мама. В Саранске Владимир стал заведующим отделением республиканской психиатрической больницы. В ней он проработал 25 лет, из них 5 – главным врачом. 15 лет он читал лекции по психиатрии в медицинском училище, был профсоюзным лидером.

Еще юношей Владимир начал писать стихи, не забывал про них и на фронте. А уже в мирное время он написал «Балладу о войне» – небольшую поэму, а также более 100 стихотворений и басен. Часть из них увидела свет в газете «Советская Мордовия».

Вместе с женой Владимир Охотин вырастил троих детей и пятерых внуков, пятерых правнуков. «Война не изменила характер отца, – вспоминает дочь фронтовика Людмила Владимировна Кугушева. – Он был жизнерадостным человеком, заботливым отцом и даже о фронте рассказывал забавные истории, умалчивая о тяготах войны. Папа всегда учил нас быть внимательными к окружающим. Когда он работал в Саранске, люди шли к нему и с радостями, и с невзгодами. Знали – поможет и словом, и делом. Память о наших родителях-фронтовиках, их фотографии и воспоминания, и стихи отца бережно хранятся в нашей семье, чтобы внуки и правнуки не забывали солдат-победителей».

Александр ЕФРЕМОВ.

Редакция выражает благодарность Людмиле КУГУШЕВОЙ за огромную помощь в подготовке материала.

Талантлив – в родителей

Патриот, человек упорный и талантливый, поэт, врач и преподаватель, чуткий и внимательный муж и отец – замечательный человек, Владимир Охотин был сыном замечательных родителей. Его мама, Мария Владимировна, была дворянкой и работала учителем словесности, обладала необыкновенным чутьем, умела понять и поддержать близких в трудные, а порой и в трагические минуты.

Отец фронтовика, протоиерей Алексей Павлович, был священником и учителем в приходской школе. В 1937 году он был несправедливо обвинен в участии в «контрреволюционной группе духовенства» и приговорен к расстрелу. «Передай детям, что я ни в чем не виноват», – такими были его последние слова во время ареста.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *