Возродят ли в Мордовии ледовый спидвей

Заявление временно исполняющего обязанности главы РМ Артёма Здунова о необходимости возрождения спидвея в республике вызвало у жителей Мордовии ностальгические чувства. В конце 90-х годов прошлого века мотогонки на льду были для Саранска культовым видом спорта. Люди шли на стадион не только за зрелищем, но и за неповторимой атмосферой праздника, так необходимого в череде мрачных будней. И хоть пока ещё не ясно, как именно будет возрождаться спидвей в 21 веке, наш корреспондент решил вспомнить, как это было тогда. А помог ему в этом титулованный саранский мотогонщик Юнир Базеев.

Пройти любой ценой

– Ну что, завтра идём?! – с Лехой мы познакомились, когда обоим было по тринадцать лет. Вообще-то я больше любил футбол, но его в то время в Мордовии считай, не было. Леха в буквальном смысле болел техникой. Не пропускал ни одной гонки, и мечтал сам однажды выехать на старт в составе мордовской команды. Под его влиянием мотогонки полюбил и я. Хотя нет, не сам вид спорта, а скорее, околоспидвей. Азарт незаконного проникновения на стадион, рев моторов, аромат бензина и водки, паривший над чашей “Светотехники”, чувство единения трибун, когда диктор объявлял об очередной победе нашего спортсмена.

Законопослушная натура Лехи поначалу протестовала против нелегального прохода на стадион.

– Мне мать денег дала на билет! – ворчал он, когда я тащил его к охраняемым воротам стадиона “Светотехника”. Через них перелезала как минимум четверть всех зрителей.

– Не беспокойся, пропьем мы твои деньги! – успокаивал я своего лучшего друга.

Справедливость моих наставлений Лёха понял не сразу. Но понял! Стоять на трибунах по несколько часов в мороз было нелегко даже настоящему фанату спидвея. И Лёха, поначалу неохотно сливавший мамкины билетные средства в общий термос, потом уже сам начал настаивать на приобретении “подогрева”. К слову, мама ведь ему ещё и на проезд давала!

Мечты сбываются

Кумирами Лехи были Александр Балашов, Кирилл Дрогалин и Юрий Крыскин. Первые двое – потому что всегда выигрывали. Третий – потому что наш, саранский! По той же причине эту тройку боготворил весь стадион. Леха часами мог занудно рассказывать о технических особенностях их мотоциклов. Когда его спрашивали, откуда он это знает, он обижался: знаю и все! Иногда мы нарочно подначивали Леху, тогда в нем просыпалось прошлое кикбоксера. Он грозился кулаками доказать нам свою правоту, но быстро понимал абсурдность ситуации, и смеялся вместе с нами. Когда он все-таки проник в бокс мотоклуба “Мордовия” мы поначалу не поверили. Он пропадал целыми днями, говорил, что ходит на тренировки. На деле же, как потом выяснилось, он собирал себе мотоцикл.

– Сосед мне помог туда попасть, – признался Лёха пару дней назад, когда я попросил его вспомнить. – У него там связи какие-то были.

Мотоцикл Лёха все же собрал, но на одной из тренировок не справился с управлением. Шипованное колесо проехало ему по бедру. Лехе наложили несколько швов, ходил он с трудом, и на стадион теперь я водил его практически под руки. О нелегальном проходе пришлось забыть, перелезть через ворота Лёха просто не смог бы. А бросать друга было нехорошо. Так я узнал, где находятся кассы. Мотогонщиком Лёха так и не стал, наверное, сказалось дурное влияние лучшего друга. Но связь с теми, с кем вместе крутил гайки в боксе мотоклуба, Лёха поддерживает до сих пор.

-У нас, если честно, скептически относятся к этим заявлениям! – ворчит по обыкновению Лёха в ответ на мою просьбу свести с кем-нибудь из мотогонщиков. – Но позвони Юниру, спроси.

“Лошадь по цене машины”

Юнир Базеев, как и мой друг с детства увлекался техникой. Сначала гонял на картингах, потом увлёкся мотогонками на льду.

– Это было в 1997 году, – вспоминает Юнир. – Моим первым тренером в мотоклубе “Мордовия” стал Виктор Лушников. Когда я пришёл, костяк нашей команды составляли всеобщие любимцы саранской публики, титулованные Александр Балашов, Кирилл Дрогалин и Юрий Поликарпов. До этого я видел их только с трибун стадиона, на которые перелезал через ворота, также, как вы. Они относились ко мне хорошо. Но… Как к молодому спортсмену. Мотоцикл я собирал себе сам, в мотоклубе мне дали только старую раму. Для того, чтобы заключить свой первый профессиональный контракт, мне пришлось получать в администрации города разрешение на работу, ведь мне ещё не было восемнадцати лет. По первому контракту, моя зарплата была 300 рублей. Большая её часть уходила на бензин для мотоцикла. Понятно, что основной состав получал совершенно другие деньги. Спонсором мотоклуба тогда была “Лисма”. Плюс им ведь призовые хорошие платили. К примеру, за победу на соревнованиях на приз Главы республики могли подарить коня. Но это был такой конь, который стоил почти столько же, сколько машина. Лошадей гонщики сразу продавали. Позже им начали за победы машины давать. Некоторое время я занимался исключительно сборкой своего мотоцикла. А потом стал механиком у Юрия Поликарпова.

“Сказали, построят новую площадку!”

Первые спортивные успехи пришли к Юниру Базееву в начале двадцать первого века. Он выиграл чемпионат России среди юниоров, потом стал победителем соревнований на приз Главы республики, а потом пришли успехи на европейском и мировом чемпионатах. Казалось, впереди ещё много стартов, много побед, но в 2010 году было принято решение о сносе стадиона “Светотехника”.

– Нам тогда сказали, что для нас построят новую площадку, – вспоминает Юнир Базеев. – Перевели нас на улицу Огарева, а мотоциклы перевезли на ТЭЦ-2 в ДОСААФ. Фактически, нам просто негде стало тренироваться, ведь новую площадку так никто и не построил. Одновременно с этим начались перебои с финансированием. Потерянное время отразилось на спортивных результатах. Через два года после сноса стадиона я снова поехал на соревнования. К этому времени моим тренером был Кирилл Дрогалин, завершивший свою спортивную карьеру. Но показать хороший результат не получилось – слишком много времени было упущено. Пришлось завершить карьеру.

“Нужно делать ставку на молодёжь!”

После ухода из спорта Юнир Базеев занимался грузоперевозками, работал в аэропорту, а сейчас трудится водителем в Комплексом центре соцобеспечения. Но время, проведённое в мотоклуба, все равно вспоминает с ностальгией.

– Конечно, хотелось бы, чтобы спидвей в Мордовии возродили, – говорит Юнир Базеев. – Но я пока не совсем понимаю, как это будет выглядеть. Если площадку ещё можно построить, то где взять спортсменов?! Приглашать иногородних, как мне кажется, не вариант. Лучше сделать ставку на воспитание собственной молодёжи.

Кстати, по словам Юнира, он готов оказать помощь в этом вопросе, если республика проявит заинтересованность в его услугах.

– Честно скажу, готов сразу бросить все и вернуться в спидвей! – признается Юнир.- Ведь для нашей республики это больше, чем просто спорт!

Андрей ЕЛИСТРАТОВ.

Справка

Первые соревнования по спидвею на стадионе «Спартак» («Светотехника») состоялись в конце 50-х годов прошлого века. Многие годы в Саранске проходили только всесоюзные и всероссийские соревнования по ледовому спидвею. Все изменил 1991 год: Саранску впервые доверили провести четвертьфинал личного чемпионата мира. В последующие годы Мордовия принимала и полуфинал, и финал чемпионатов мира.

Интерес зрителей был колоссальный: стадион заполнялся под завязку.

В 2010 году после сноса стадиона «Светотехника» интерес к спидвею постепенно стал угасать. Последний раз гонщики из Мордовии выступали на всероссийских соревнованиях два года назад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *